Рыцарь

Жаўнеры зь паперы

Больше года не писал тут уже. Но ЖЖ ще не вмер!
Коротко расскажу о бумажных солдатиках. Вот даже и не знаю, как это явление в моей жизни описать. Похоже, что сравнить его можно только с зависимостью. Далее текст будет напоминать исповедь наркомана, который даже и не пытается бросить. Ну или отчасти вступление к альбому "Черный Фосфор" небезызвестного в узком кругу ограниченных людей Кима Шалвовича Визбора.
...
Как это началось?
Это были первые воспоминания детства. Впервые это со мной случилось в три года (или около того). Я сидел на руках у отца. Он показал мне бумажных солдатиков из советского набора "Бородино". Это были, как сечйас помню, русский гусар в доломане и с ментиком, еще там был русский кирасир кавалергардского полка в каске с конским хвостом и в белом мундире. Были и французы - драгуны, кирасиры и т.д. На мой тогдашний взгляд трехлетнего ребенка они были нарисованы просто замечательно и выглядели как живые. Недавно, когда я  нашел пдф-скан этого старинного набора, я снова с трепетом в сердце увидел те фигурки. Я узнал их сразу. Гусар и кирасир.
С тех пор - с трех лет, конечно же -  я рисую солдатиков. В садике (чечик-мечик-огуречик-вот-и-вышел-человечек- стайл), в школе на парте, а позже (после жесткого нагоняя от "учительницы первой моей" с последующим отмыванием парты, пока все одноклассники были в продленке) - исключительно на тетрадных листах в клеточку. В универе на лекциях и в перерывах между студенческими бахалаями. В офисе на оборотках официфальных документов, как только начальство выходит в высокие кабинеты. Они меня не отпускают. Они идут за мной. Я не могу и не хочу от них отделываться. Прошли годы, я даже получил художественное образование - в основном из-за того, что хотел научиться, наконец, нормально рисовать солдатиков, т.к. с годами критерии этой самой нормальности менялись  в сторону улучшения качества рисования, соответствия реальным пропорциям, и соотвествия историческим прототипам. Даже пластанатомию пришлось подтянуть. И не только человеческую. Постепенно я стал понимать, что я такой не один. В "этих ваших интернетах" я нашел ряд сообществ людей с такой же зависимостью. Мы стали общаться, помогать друг другу советами, обмениваться материалами. Как с этим бороться, спросите вы? А я вам отвечу - бороться не надо! Как говорил реальный наркоман в одной из старинных реклам - поначалу это действительно кайф. Кайфом это и останется навсегда. Любимый период? С детства еще - наполеоника, потом по мере взросления, формирования любви к истории и развития этого, как его, патриотизма - Русь, ВКЛ, Речь Посполитая, Беларусь. По последним материалов вообще очень мало. Поэтому восполнять столь досадный пробел приходится, в основном, самому.
Вот такой рассказ вышел. Реально, как будто наркоман бредит.
Ладно, пошел. Гусария ждать не будет.


 
Рыцарь

Эсэсэсэр

Некоторые люди, родившиеся после 1991-го и даже после 2000-го, весьма умиляют тем, что очень хотят назад в СССР. А куда - назад, стало быть? Вы там были? Я какое-то время там побыл, ничего уже почти не помню, так как к моменту моего вхождения в период относительно сознательного возраста Союз уже умирал. А в 91-м умер окончательно. В те дни меня больше всего волновал один вопрос - почему вдруг перестали показывать "Спокойной ночи, малыши"? Этот вопрос я задавал родителям раз по пять на дню, т.е. на днях - днях путча.
Все хорошее, что было в СССР - сталинский ампир, мультипликация и кинематограф - никуда от нас уже не денется. Да и нам деваться от этого никуда особо не хочется. Да, еще все эти речевые обороты - "утро красит нежным светом", "даешь стране угля", "ликвидировать как класс", "враг народа", "примкнувший к ним Ше(и?)пилов" и т.д. Они, наверное, в крови где-то сидят.
Что ещё вспомнить? Пломбир по 40 копеек? Уже не помню. Да и съели его уже. Черная икра? Тоже съели. Вкус её помню очень смутно - еле-еле пробивается он сквозь толщу вкусов и ароматов "икры заморской, баклажанной" и других ей подобных. Дружба народов? Слопали, да и не было её, наверное. Гагарин? Погиб в авиакатастрофе либо, по одной из версий, похищен пришельцами. Брежнев? Умер в ноябре, инеем покрылись доски...
Пройденный, короче, этап, к которому, очень хочется надеяться, возврата уже нет. Просто взять все и цивильненько в музей советской истории, в т.ч. все памятники, названия, колхозы имени сбора озимых в период гниения яровых на двадцать первом съезде и т.д. и т.п. А восторженный посетитель найдется - 1996 или 2001 года рождения.
На ветру дрожат березки.
Рыцарь

Вспомнилось.

В связи с тем, что пару дней назад вспоминали о сталинской депортации народов Кавказа (чеченцев, ингушей), вспомнился один эпизод из детства.
Начало девяностых, может, даже ближе к их середине. Квартира бабушки и дедушки в доме на улице Парижской коммуны.  Мне лет пять или семь. За каким-то из многолюдных семейных застолий взрослые завели разговор на историко-политическую тему. На какую именно, я понял уже значительно позже. Потому что одна из возмущенных фраз дедушки, хотя я сильно к разговору и не прислушивался, засела в памяти до сих пор, хотя прошло уже более двадцати лет.
-...А Берия поступил просто и легко! Всех, кто не смог уйти - стариков, детей, женщин - запер в сараи и сжег!
Уже потом я прочитал про депортацию. А фраза про сараи и сожжение - это, оказывается, было про Хайбах.
Это отчасти стало дополнением к бабушкиному рассказу о том, как стоял в коридоре чемоданчик с вещами первой необходимости - на случай, если придут за отцом или матерью.
И чего эти чеченцы да ингуши Сталина ругают? Пускай центр к ним наконец Старикова с Хирургом пришлет - авось они и вправят мозги потомкам тех, кого в товарных вагонах вывозили в Среднюю Азию и кто горел в том самом Хайбахе.
Рыцарь

(no subject)

Несколько слов, так сказать, по горячим следам прошедшего сегодня в Гомеле Марша рассерженных белорусов против Декрета № 3. Шел на Площадь без особых иллюзий – гомельчане в прежние годы не особо проявляли интерес к подобным акциям. Приехал на площадь и понял – такого не было года с 2006-го, когда приезжал Милинкевич, а на ту же самую площадь сгрузили горы грязного снега. Собралось очень много народу.
Кто пришел? Да просто люди. “Кучки проплаченных Польшей наркоманов и маргиналов”, как написали бы государственные СМИ, я не заметил нигде. Шли обычные белорусы – рабочие с семьями и студенты, молодежь и пенсионеры, здоровые мужики в торчащих из-под пуховиков тельняшках и бабушки-“божьи одуванчики”.
Мы направились с Площади Восстания на Площадь Ленина. Колонна марширующих растянулась чуть ли не по всей Советской – во всяком случае, идя ближе к голове колонны и оглядываясь назад, хвост её я еле различал. Два или три человека держали национальные флаги, многие несли небольшие транспаранты. Звучали лозунги “Нет – Декрету № 3”, “Жыве Беларусь!” Охотнее всего люди подхватывали последний лозунг. По пути следования к колонне присоединялись все новые люди. Один пожилой человек, опиравшийся на трость, стоял у дороги и махал вслед идущим кепкой. Из кофеен и магазинчиков на Советской выходили посетители и сотрудники, снимали колонну на мобильные телефоны. Сигналил чуть ли не каждый второй водитель.
Уже на Площади я поднялся на трибуну возле памятника Ленину и встал примерно рядом с выступающими. Передо мной было… моря людей не было, конечно, но очень много народу. Всего людей собралось тысячи полторы – две, не считая еще тех, кто пришел на Площадь Восстания чуть позже и ещё подтягивался. Может, было даже больше. Во всяком случае, явно в разы больше, чем собирается по разнарядке на 7-е ноября. И пришли эти люди не по той самой разнарядке и не в рамках спущенных сверху указаний вроде “обеспечить явку в количестве … человек”. Пришли сами.
 Люди, впрочем, попадались разные. Один мужчина активно кричал как “Жыве Беларусь!” и “Мы – не рабы!”,  так и “Россия всех спасет!” Почтенного вида дама от протестов против упомянутого декрета плавно перешла к славословиям в адрес Путина (потому что сын её работу нашел только в России), но славословия эти утонули в свисте собравшихся.  В один момент на трибуну пытался прорваться какой-то пьяный мужик, но его сочли провокатором и потихоньку оттерли в сторону. Продолжалось все чуть больше часа, после чего собрание, приняв соответствующую резолюцию единогласно, спокойно разошлось.
Что ж, такой  явки я действительно не ожидал. Как, наверное, и сами организаторы. С гражданским обществом еще не все у нас потеряно, это точно. Люди постепенно пробуждаются, вовлекаются, говорят свое слово. И это не может не радовать.
Рыцарь

Канцэрт Вольскага ў Гомелі (10.09.2016)

У суботу наведаў канцэрт Лявона нашага, ці разумееце, Вольскага. Патрыярх, лягенда, жывы клясык і г.д. Ніколі яшчэ ня бачыў, як ён сьпявае, таму вырашыў адразу, як даведаўся пра падзею - пайду. Здзівіўся, колькі народу такмсама вырашыла прыйсці - вельмі шмат. Ці то дзвесце, ці то трыста прыйшло - па галавах ня лічыў, па нагах ды па вышыванках - тым болей. Але народу шмат, вельмі шмат. Маладыя і дарослыя, сталыя і старыя, зусім немаўляткі сядзелі на руках бацькоў. Адразу ж ля ўвахода сустрэў знаемага архітэктара, які мне радасна паведаміў, што ўвесь адэкватны Гомель сеньня тут. Зайшоў у двор сядзібы - сапраўды, тут! Пасярод двара - невялічкая пабудова кшталту амфітэатру. Мікрафоны, дынамікі. Лунаюць над намі пад блакітным небам нацыянальныя сьцягі. Прыгожа... Першай выступіла Вальжына Цярэшчанка. Сваіх песень ня выконвала, спела мельнікаўскую - пра Воршу (тую, дзе войска літоўскае руша ў паход) ды яшчэ дзьве, якія я цалкам ня памятаў. Потым выйшаў сам Лявон. Зайграў-засьпяваў знаемыя да болю сьпевы - як з "Народнага альбому", так і іншыя. Народ быў відавочна усхваляваны ў добрым сэнсе гэтага слова - уздымалі рукі дагары, сьпявалі ўголас, напрыканцы, калі грымнулі "Тры чарапахі" - ужо танчылі і дзеці, і сталыя дзядзькі, і бабулі. І я, канешне ж.
Напрыканцы канцэрту, на біс, паламалі сцэнар і сістэму, потым пачаліся сумесныя здымкі ды раздача аўтографаў. Я нярвова шукаў у кішэнях хоць нейкую паперку, аўтограф Вольскага усё ж мець ня зашкодзіць... Дзе ж яно... Ага, пашпарт! Ай, нічога! Я ўжо ведаў, што, калі іду глядзець выступы ўлюбеных музыкантаў, ня трэба мне ані піва, ані гарэлкі - і ўголас сьпяваю, і дзіка танчу, і дзівосы нейкія раблю.
Вось і зараз павінны быў адбыцца чарговы дзівос. Перагарнуўшы некалькі старонак дакумэнту, я паспяшаўся да сярэдзіны двара, дзе стаяў Вольскі з гуртам слухачоў. Надзывчай добра трымаўся - жартаваў, усьміхаўся, ахвотна распісваўся, адзінае што наракаў на тое, што даюць яму сьцягі нацыянальныя для аўтографаў - маўляў, нельга на іх рапісвацца. Згодны.
Падыходжу, працягваю пашпарт.
- Спадар Лявон, распішыцеся, калі ласка!
Прысутнічыя крыху збянтэжыліся. А Лявон сьмяецца ды кажа:
- А чаго вы здзіўляецеся? Думаеце, я ўпершыню на пашпарце распісваюся?
Распісаўся ў графе "Візы", вяртае мне.
Хтосьці жартуе:
-Пашпарт грамадзяніна N.R.M.!
З шэнгенскай, паміж усім прочым, візай, якая яшчэ дзейнічае! Не, ужо - ня дзейнічае. І халера зь ёю, шчыра кажучы!
- Цяпер так! - згаджаюся.
Усе сьмяюцца. Паціскаю музыке руку:
- Дзякуй вялікі Вам, спадар Лявон! Жыве Беларусь!..

Зыходзіў адтуль з дзіўнымі пачуццямі на душы. Вельмі прыемна, спакойна, песьні добрыя аднекуль здалек гучаць. І да сенняшняга дня гучаць. І далей будуць гучаць. Вольскаму ў нас спадабалася, паабацаў яшчэ прыязджаць - ужо з новымі песьнямі. Будзем чакаць!
Рыцарь

Хорошее историческое кино

Хорошее историческое кино, по моему субъективному мнению, должно быть таким, чтобы рождало чувство гордости за страну (не важно, какую) и чувство всепоглощающей любви к Родине (не важно, чьей). Как-то так.
Рыцарь

Классное развлечение...

... придумалось надысь во время посещения поликлиники.
Я предпочитаю не покупать современнейший телефон, который предназначен как для просмотра фильмов, так и для ловли покемонов. Лучше лишний раз посмотреть на небо, или на крыши старого города, или куда-нибудь ещё. А ежели сидишь в поликлинике, перед тобой - еще человек семь, с телефона можно только сообщения отправлять - волей-неволей придумываешь себе развлечения. И вот сижу я под дверью кабинета с надписью "Окулист".
Так вот, друзья, берем мы слово "Окулист", и...
начинаем в слове этом по-всякому переставлять буквы, представляя себя в роли Роберта Говарда или, на худой конец, какого-нибудь Николая Басова, которому нужно придумать имя для персонажа фэнтезийного романа. До кучи придумываем, как этот персонаж будет выглядеть, чем вооружен, человек он или не очень, а может, даже и не совсем, любит ли употребить, охоч ли до женского пола (а может, и сам к оному принадлежит, а потому выясняем степень охочести, если можно так выразиться, до пола мужеского), в каких передрягах побывал (побывала, побывало)- и так далее.
Перебрав в уме с дюжину, а то и более имен - от пришельца из далеких миров Силокту и несущегося во весь опор по раскаленным пескам скуласто-узкоглазого Исоткула до храбро затерявшегося в джунглях Британской Индии субалтерн-офицера Уилтокса и изнемогающего в борьбе с зеленым змеем латинизированного нашенского Толикуса, - я невольно задумался об отоларингологе с гастроэнтерологом. Но к ним мне идти не светит - пока. И слава Богу.